Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс

Поэзия меж 2-ух войн

Эра модернизма способствует развитию лирической поэзии. После реализма, отодвинувшего лирику на 2-ой план – символизм и модернизм. Модернизм (отказ от социальной проблематики, индивидуализм, субъективность, интуитивизм А. Бергсона, опыты с формой) – расцвет лирики. Литературные предпосылки формирования новых поэтических особенностей различны в различных странах: на Р. Фроста оказывает влияние поздний Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс южноамериканский романтизм, на Ф. Лорку - испанский фольклор, на Рильке – французский символизм. Рассматриваем более калоритные особенности, оставляем в стороне малоизвестных экспериментаторов (сюрреалистов и экспрессионистов), двигаемся от традиционалистов к экспериментаторам.

Роберт Ли Фрост– прожил долгую жизнь, стал живым классиком американской литературы. Он единственный поэт, четырежды удостоенный Пулитцеровской премии, самой престижной литературной заслуги США Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс. Высшим знаком официального признания Фроста явилось приглашение участвовать в процедуре инаугурации президента Дж. Ф. Кеннеди, на которой он прочитал свое стихотворение “Дар навечно”.

The land was ours before we were the land´s.
She was our land more than a hundred years
Before we were her people.
She was Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс ours In Massachusetts, in Virginia.
But we were England´s, still colonials,
Possessing what we still were unpossessed by,
Possessed by what we now no more possessed.
Something we were withholding мейд us weak.
Until we found out that it was ourselves
We were withholding from our land of Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс living,
And forthwith found salvation in surrender.
Such as we were we gave ourselves outright
(The deed of gift was many deeds of war)
To the land vaguely realizing westward,
But still unstoried, artless, unenhanced,
Such as she was, such as she would become.

И мы, отдавшись ей, отыскали спасенье Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс,
Ей дали себя раз навечно
(Наш дар скреплен был жертвой многих жизней),
Стране большой, звавшей нас на Запад,
Еще не вспаханной, не заселенной.
Таковой, какой была, какою будет.

Биография: Выходец из фермерской среды, родился в Новейшей Великобритании, историческом культурном центре США, он долгие и длительные годы соединял крестьянский труд Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс с деятельностью сельского учителя. Он опубликовал собственный 1-ый сборник стихов “Воля мальчугана” (1913), когда ему шел сороковой год. Потом вышли еще 8 сборников, поэт продолжал жить на ферме в Вермонте, время от времени уезжал на поэтические семинары со студентами, славы не находил. В 1962 по поручению президента Кеннеди Фрост, когда ему было Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс 88 лет, с миссией хорошей воли посетил СССР. Его поездка стала одним из свидетельств потепления в отношениях меж США и Русским Союзом. Скончался в возрасте практически 90 лет.

Особенности творчества: 1-ая книжка была названа по строке из Г. Лонгфелло; название выражало обычную для романтичной поэзии идея, что молодость мимолетна Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, но память о ней неизгладима. Ориентация Фроста на романтическую традицию (как южноамериканскую, так и английскую — он чувствовал себя наследником Дж. Китса и П. Б. Шелли) резко выделила его посреди поэтических сверстников, воспринимавших поэзию романтизма как глубоко устарелое явление и увлеченных мыслью новшества, которое для их соотносилось или со свободным Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс стихом Уитмена, или с тестами евро авангарда. В его стихах несложно найти переклички со многими предшественниками, создавшими поэтическую летопись Новейшей Великобритании, — и с Эмерсоном, и с Лонгфелло, и с Эмили Дикинсон, а еще почаще — заимствования из богатейшего фольклора, который сделали 1-ые европейские переселенцы в Мэне, Вермонте, Нью-Гэмпшире — родных краях Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс Фроста. Одну из собственных главных творческих задач он лицезрел в том, чтоб преодолеть разрыв меж книжной лирикой и фольклорным поэтическим словом, обогатив опытом классиков руду народно-мифологических образов, запечатлевших мировоззрение рядовых янки и особенности государственного нрава. Фрост – приверженец обычных размеров (белоснежный ямбический стих и силлаботоника) “обычный метод быть новым Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс”. Реалии меняют, но поэтические темы неизменны. За это – упреки в архаичности и консерватизме. Настаивая на том, что стихотворение может быть только в “серьезных границах логичного”, и отвергнув “ненацеленные ассоциации”, которые, на его взор, были только “данью звучности”, а не методом воплотить новое содержание, Фрост вкупе с тем гласил о “величайшей свободе Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс слова и вида” в этих границах. Он доказал идею органичной слитности всех компонент стихотворения, цель которого в том, чтоб достигнуть, при наружной сдержанности, массивного чувственного эффекта. Главные темы: природа и медитативная лирика, проникнутая “чувством печали, которое не взывает ни к каким утешениям”, так как утешения невозможны, когда идет Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс речь о хрупкости бытия, об эфемерности больших нравственных эталонов, не способных взнуздать эгоистические порывы, об исчезнувшей гармонии отношений человека и природы и о конечной непостижимости законов универсума. Эти темы и мотивы оставались преобладающими на всем протяжении творческого пути Фроста.

Основными жанрами поэзии Фроста были баллада (часто основанная на фольклорном Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс предании – «Вестник» - гонец скачет с недоброй вестью, решает ее не везти и сворачивает с дороги, женщина в хижине - предание), драматический монолог («Телефон») и элегия (посвящена другу поэта Эдварду Томасу, погибшему во время первой мировой войны):

Глаза смежив, я уронил на грудьТвоих стихов раскрытый белоснежный том:Как голубь на Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс кладбищенской плите,Он трепетал распластанным крылом. Я найти тебя желал во сне,Желал договорить с тобою, брат;Ты был из числа тех, кто, не опасаясь судьбы,Жил как поэт и погиб как боец. Мы задумывались, что загадок меж нами нетИ друг у друга нам не быть в долгу Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс;А вышло так, что я с тобойПобедой поделиться не могу. Когда ты под Аррасом пал в боюПри вспышках орудийного огня,Война окончилась только для тебяВ тот час; а сейчас -- только для меня. А тебе тот бой еще гремит;И что мне ничтожный фимиам побед,Когда сказать для тебя, что неприятель разбит, --И Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс этого мне утешенья нет?

Особенное место в его творчестве занимают медитативные поэмы, в каких подчеркнуто обыденная ситуация (как, к примеру, в “Березах”, где говорится о мальчишках, карабкающихся по гибким юным веткам, чтоб, согнув их, взмыть ввысь, как на качелях) становится поводом для размышления о неустранимых человечьих надеждах и циклических Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс грустных уроках реального опыта.
Земля — вот место для моей любви, —
Не знаю, где бы мне любилось лучше.
И я желаю взбираться на березу
По черным веткам белоснежного ствола
Все выше к небу — до того предела,
Когда она меня опустит наземь.

Отлично уходить и ворачиваться.

В отличие от романтиков Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, Фросту, обычно, чужда исповедальная лирика, которая передает озарения и катастрофы, пережитые поэтом. Он стремится гласить не о конфликте лирического героя и мира вокруг нас, не о напряженности этих отношений, а о попытках выстроить их как гармонические — вопреки беспристрастной логике социальной жизни. В конечном счете выявляется невозможность таковой гармонии, и, поняв это Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, герой лирики Фроста испытывает горечь, а иногда и страдание, которое, но, никогда не перерастает в чувство одиночества и богооставленности, не выражается в упреках, бросаемых флегмантичному и агрессивному миру. Свою позицию Фрост обусловил как “любовную размолвку с бытием”: довольно суровую, но не перерастающую в антагонизм.

Характеризуя свое мирочувствование Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, Фрост гласил: “Единственное, на что я решительно неспособен, это испытывать состояние безнадежности”. Стоицизм: мир несовершенен, но человек воспринимает его таким, какой он есть и готов к хоть каким испытаниям. Воздействие пуританской этики.

Some say the world will end in fire, Some say in ice. From what I've tasted of Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс desire I hold with those who favor fire. But if it had to perish twice, I think I know enough of hate To say that for destruction ice Is also great And would suffice. Кто гласит, мир от огня Погибнет, кто от льда. А что касается меня, Я за огнь стою Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс всегда. Но если два раза смерть ожидает Наш мир земной, - ну что ж, Тогда для разрушенья лед Неплох, И тоже подойдет. Перевод М. Зенкевича
Самое известное стихотворение «Остановившись на опушке в снежных сумерках», заходит во все хрестоматии – мотивы Данте (начало «Божественной комедии») и Гете («Лесной царь» и «Горные Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс вершины»). Природа амбивалентна – великолепна, но гробит человека. Лес принадлежит погибели и искушает ей лирического героя, но тот не поддается искушению небытием (But I have promises to keep and miles to go before I sleep).Чей это лес -- я угадалТотчас, едва увидалНад озером заросший склон,Где снег на ветки оседал Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс. Мой жеребец, задержкой удивлен,Будто бы стряхивая сон,Глядит -- ни дома, ни огня,Тьма да метель со всех боков. В дорогу он зовет меня.Торопит, бубенцом звеня.В ответ -- только ветра шепотокДа мягеньких хлопьев толкотня. Лес дивен, темен и глубок.Но должен я возвратиться в срок;И до Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс ночлега путь далек,И до ночлега путь далек.

Его творчество воспринималось как вызов “поэзии отчаяния”, которая стала преобладающим веянием в годы после Первой мировой войны.
Другая Дорога:

В осеннем лесу, на развилке дорог,Стоял я, задумавшись, у поворота;Пути было два, и мир был широкий,Но я раздвоиться не мог Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс,И было надо решаться на что-то. Я избрал дорогу, что на право велаИ, повернув, пропадала в чащобе.Нехоженей, что ли, она былаИ больше, казалось мне, заросла;А вобщем, заросшими были обе. И обе приманивали, радуя глазСухой желтизною листвы сыпучей.Другую оставил я про припас,Хотя и додумывался в тот Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс час,Что навряд ли возвратиться выпадет случай. Еще я вспомню когда-нибудьДалекое это утро лесное:Ведь был и другой предо мною путь,Но я решил вправо свернуть --И это решило все другое.

Райнер Мария Рильке— один из больших немецкоязычных поэтов, представитель неоромантизма. Принадлежал к древнему аристократическому роду Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс. Р. в Праге. Там же получил первоначальное образование, потом обучался в Мюнхене и Берлине. Во время мировой войны жил в Швейцарии. Долгие и длительные годы жил во Франции, был другом и личным секретарем архитектора Родена, написал о нем книжку. 1899—1900 провел в Рф, был знаком со многими русскими писателями Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс и поэтами (Б. Пастернак, М. Цветаева, Л. Толстой, М. Горьковатый). Много путешествовал. Переводчик французской, британской, итальянской, российской поэзии. Вел уединенный стиль жизни, погиб от лейкемии.

Особенности стиля: Существеннейшая роль в произведениях Рильке принадлежит двум направленным на определенную тематику комплексам — «вещам» и «богу». Под «вещью» (Ding) Р. соображает и явления природы Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс (камешки, горы, деревья) и предметы, сделанные человеком (башни, дома, саркофаг, витражи собора), которые являются в его изображении живыми и одушевленными. В собственной лирике Рильке дает ряд мастерских образов «вещи». Но и в таких подчеркнуто «вещных» тенденциях поэта сказывается его модернистская позиция: вещь ценна не сама по для себя, а Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс через призму взора на нее лирического героя. В собственной книжке о Родене Рильке на теоретическом уровне защищает такую личную ценность «вещей». Вещи не противопоставляют себя лирическому герою в отличие от людей.

Другой направленный на определенную тематику комплекс лирики Рильке — бог — плотно сплетен с первым: бог для Рильке — это «волна, проходящая Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс через все вещи»; весь «Часослов» — наилучший сборник Рильке — посвящен такому взаимопроникновению бога и вещей.

Я нахожу Тебя во всем, что стало, как брату, близким мне, практически моим: зерном лучишься Ты в пылинке малой, величаво Ты в величавом зрим. Легчайшая игра, всегда на охране сил, проступающих через вещь Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс и сущность: взойдя в корнях, в стволах пропасть даже, чтоб, воскреснув, через листву блеснуть.

Но и тема бога — не выход из индивидуализма Р., но только углубление его, и сам бог появляется как предмет магического творчества субъекта. В связи с утонченным субъективизмом Рильке строится и художественная форма его стихов, культивируемые им способности Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс ритмической интонации, опирающейся на нередкие enjambements, риторические вопросы, выразительность синтаксиса, достояние рифмы.

Большущее значения для творчества имела литературная традиция других европейских государств (Франция и Наша родина). Страстный фанат российской культуры, спустя 20 лет после последнего посещения в цикле «Сонеты к Орфею» - обетная жертва богу – российские мемуары.

Боже, но Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс что все-таки тебе-то я дам,
слух вдохнувший в тварей творец?
Разве - вечер в вешнем памятном там:
на закате... Русь... конь... -

Белоснежный жеребец гнал к нам, от деревни прочь,
стреноженный, но - стрелой,
чтобы вразмах в лугах одному - всю ночь.
Как гривы, играя, прибой

о зашеек в темпе лупил озорном -
гром синкоп Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс! хром взахлёб галоп!
Как лупила кровь в коне ключом!

Он далью дрожал - ещё б!
Он ржал - и внимал. Цепь легенд твою
замкнул он.
Вот, образ его - даю.

Сборники: Часослов (1905 г.) – три части: Стихи об иноческой жизни, О пути на богомолье, О бедности и погибели. Создание книжки – российские Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс воспоминания, воздействие германских романтиков (Новалис и его духовные гимны), также мистико-христианская поэзия 17-го века. Внутренний монолог ведется от лица (российского) монаха, но опять-таки это не мыслимый некий инок, а отшельник в духовно-поэтическом смысле. Лирический герой обращается к богу, чувствуя себя равным ему творцом, осознающим собственный поэтический дар Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс. Книжка Рильке и состоит не из отдельных стихотворений, а из связанных фрагментов. При этом связь эта не всегда видима. Мотивы, темы и ключевики всплывают не сходу, не непременно в последующем отрывке, а через какое-то время. Само оформление книжки – дань средневековой традиции. Куски, из которых состоит эта превосходная поэма, отделяются друг Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс от друга не звездочками, а выделенными первыми словами первых строк. Само заглавие выдает желание создателя созидать в нем рукопись, манускрипт. Как украшались в монастырях часословы, месяцесловы, псалтири и остальные служебные книжки? Любая часть, каждый раздел (скажем, псалом) отделялся от других так именуемым инициалом. Инициал - это большая буковка в рукописи Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, цветущая в целую миниатюру. Либо, по последней мере - в животный либо растительный орнамент. У меня нет никакого сомнения, что Рильке конкретно так и мыслил свою книжку - с инициалами, миниатюрами: иллюминированную, как принято о таких книжках гласить. Но раз уж это нереально (по ряду обстоятельств), следует бросить таковой разделительный символ Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, как у Рильке. Хотя бы поэтому, что он помогает принимать текст как целое, в целом, а не как собрание стихов.

КАК в избушке охранник у окошка, вертоград блюдя, не дремлет ночей, так и я, Господь, Твоя сторожка, ночь я, Господи, в ночи Твоей. Виноградник, нива, денек на охране Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, старенькых яблонь полные сады и смоковница, на камне даже приносящая плоды. Ветки духовитые высоки. И не спросишь, охраннику ли я. Глубь Твоя взбегает в их, как соки, на меня и капли не лия. (Перевод Сергея Петрова)

Последним значимой поэтической книжкой Рильке оказались «Сонеты к Орфею» (1922г.), посвящена памяти Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс Веры Кнооп, танцовщицы, дочери друзей поэта, умершей в возрасте 19 лет.

В танце шла: о превращенья

волшебство: прошедшего - в шаг. Как для тебя удалось?!
И вращенье в конце, это древо движенья -
то не была ль вообщем мироздания ось?

Не расцвела ль, чтобы успеть в им поднятый ветер,
разом верхушка его тишью? И Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс над той
не был он небом, не был он летом, ответьте,
этот тобой излучаемый зной?

И плодоносней других древо экстаза!
Разве, застывшим полётом, не с ветвей твоих
этот кувшин-пируэт? Эта воздух, не ваза?

А на картинах? Не вижу ли мгновенно, только спрошен,
ту, где летящей брови Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс штришок
вихрем на вихрь собственного же вращения брошен!

Образ Орфея у Рильке – погибель (разорван вакханками) и момент пребывания Орфея в мире погибели. Для него путешествие Орфея в королевство мертвых — это путь к истокам жизни, и, сразу, путешествие в мир людского опыта. Возвратившись же из темного мира теней, Орфей еще более ощущает красоту Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс мира земного, ему открываются подлинные людские ценности. Цикл заполнен определенными описаниями предметов: розы, анемоны, цветущие весной сады, вкус апельсина, голоса птиц – обыкновенные радости жизни, которые острее чувствуются после темного Аида. «Сонеты к Орфею», в конечном итоге, оказываются страстным признанием в любви к земному, веселым и размеренным принятием бытия.

Федерико Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс Гарсиа Лорка –государственный поэт Испании, посвятивший свою жизнь и поэзию национальному фольклору. «Он ее глас, ее хохот, ее песня. Лорка это и есть сама Испания».Биография: Родился 5 июня 1898 года в андалузском селении Фуэнте-Вакерос неподалеку от Гранады, отец – состоявшийся землевладелец, мама – школьная учительница. Предки увлечены народной музыкальной Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс культурой, мама играет на фортепиано, отец любит петь в манере «канте хондо» (глубочайшее пение, выполнение народных песен под аккомпанемент гитары), учат отпрыска музыке. Ребенок очень музыкальный и впечатлительный, впитывает народную музыку. Андалусия – уникальная культура, сплав христианской, исламской и цыганской традиций.

Едет обучаться в Мадрид и там начинается его увлечение Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс собиранием народной поэзии. В 1922 году в Гранаде состоялся фестиваль песен "канте хондо". Цель фестиваля - по плану его организаторов - Мануэля де Фальи и Федерико Гарсиа Лорки - состояла в собирании подлинных напевов канте хондо, в выявлении профессиональных исполнителей, в возрождении энтузиазма в к этому старому искусству. Роль Лорки в подготовке к фестивалю Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс почти во всем способствовало его удачному проведению. В предстоящем Лорка продолжает уделять огромное внимание сохранению фольклора. Находить, записывать и обрабатывать народные напевы было для Лорки потребностью. За влюблённость в фольклор друзья полушутя называли его "фольклористом".

Собирая, записывая и исполняя народные песни, он соединял воединыжды в своём лице поэта, композитора Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, певца. Его великодушная деятельность была продолжением славных традиций испанских народных музыкантов, которые заботливо сохраняли для последующих поколений возлюбленные народом песни и танцы. В этом - одна из наград Федерико Гарсиа Лорки перед государственной культурой Испании. "Я пишу стихи, - гласил Лорка, для того, чтоб люди обожали меня". Для него это Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс было нужно, и, сам для себя аккомпанируя, Лорка пел, напоминая странствующих по дорогам Испании народных певцов - хугларов. В сути, Лорка и был хугларом. «Когда умру, схороните меня с гитарой».

Начинает писать очень рано. 1-ый поэтический сборник Лорки "Книжка стихов" появился в 1921 году, но написан он был еще ранее. Для Лорки Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс это было обычно - и поэтому, что он вообщем не обожал публиковать свои стихи ("я не желаю созидать их мертвыми, другими словами написанными"), и поэтому, что даже круто меняясь, он никогда не отрешался от написанного ранее. В стихах приметны воздействия Хименеса и Мачадо; Лорка пробует силы в самых различных жанрах (элегия Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, баллада, мадригал и т. д.), перебирает самые различные ритмы, перебегает от повествовательных стихов к импрессионистическим зарисовкам, от их - к песням, романсам-четверостишиям с рефренами и опять к александрийскому стиху. И кажется, сам не перестает удивляться тому, что он - умеет, и умеет много. После окончания института едет Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс в New-york и живет там, ворачивается, когда в Испании устанавливается республика, управляет студенческим театром. Во время восстания против республики и Штатской войны воспринимает сторону свергнутого республиканского правительства. Уезжает из Мадрида в родную Гранаду. 16 августа Лорка был арестован, а через три денька расстрелян в Виснаре в восьми километрах от Гранады Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс. Понятно, что вкупе с ним были расстреляны два тореро и колченогий учитель из примыкающей деревни. В Виснаре молвят, что их похоронили под старенькой оливой около источника Айданамар у огромного камня, но где по сути находится могила поэта, непонятно. «Если умру я – не закрывайте балкона».

Особенности стиля: По творческому способу Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс Лорка – романтик. Лорка был самостоятелен по отношению к сюрреалистическому движению. В противовес полному отсутствию логических связей, соответствующему для сюрреализма, Лорка подчеркивает строгую поэтическую логику собственных произведений. Предлагаемые же сюрреалистами методы интуитивного зания и освобождения от реального мира кажутся ему только несколькими из многих и далековато не главными. Для Лорки они очень Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс умозрительны, легки, похожи на игру. Принять правила этой игры ему мешает традиция испанской культуры, "страны, открытой погибели", трагические интонации ее фольклора, гротеск Гойи и Кеведо, обряд корриды. В творчестве Лорки сюрреалистические элементы возникают в сложном сочетании с фольклорными, и, входя в цельную поэтическую систему, те и Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс другие взаимно видоизменяются.

Основная особенность поэзии Лорки – фольклоризм. Фольклор в осознании Лорки - точка опоры для современного искусства, традиция, устремленная в будущее и предполагающая нескончаемое обновление. С фольклором Лорку связывают не лексика, мотивы, образы и приемы, но общность мироощущения; все, относящееся к местному колориту, нацелено на духовный и всегда подчинено ему.

Главный Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс сборник: "Цыганское романсеро" (1928). Это самая завершенная и цельная книжка Лорки, а для него - возлюбленная. Романс издавна завлекал Лорку, но в "Цыганском романсеро" он на сто процентов трансформирует этот традиционнейший испанский жанр. Тут Лорка стремиться слить повествовательный романс с лирическим, не растворяя одно в другом и не превращая Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс романс в песню. И следствием этого является эффект, увиденный Сальвадором Дали: "Кажется, что тут есть сюжет, а ведь его нет". Это Лорка считал высшей похвалой. Главный композиционный принцип "Цыганского романсеро" - фрагментарность, раскадровка, акцентированная сменой планов (Сомнамбулический романс – чередование описания и диалога). Лорка не просто перемешивает кадры (это было типично и для Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс народных романсов), он резко сталкивает их (статичность девицы и динамика цыганского диалога). Противопоставление и столкновение - принцип вообщем соответствующий для поэзии Лорки, а в "Романсеро" он организует всю систему образов и обоснован общим планом книжки. "Я желал слить цыганскую мифологию со всей нынешней повседневностью, и выходит что-то странноватое и, кажется Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, заного красивое", - писал Лорка Хорхе Гильену в 1926 году.

Сотворение этого "заного красивого" мира начинается с метаморфоз, традиции также фольклорной, но обогащенной веками литературного развития. Практически все романсы открываются преображением действительности - перевоплощением, полным тревожных либо расчудесных предзнаменований. Меркнут фонари, и загораются светляки, освещая уже иную ночь - призрачную Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс, зодиакальную; той ночкой луна входит в кузницу и говорит с ребенком. Этот нездешний город открыт всем ветрам и доверчив со всяким пришедшим, но беззащитен перед наваждением мрака - темной массой жандармов, нерасчленимой, слитой в ужасающий механизм поражения. Из фольклорной традиции в романсы Лорки перебегают пророчества и повторы, народные знаки и Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс соответствующая форма диалога. Обычно перед диалогом в "Романсеро" происходит смена кадра. Переменой кадра все происходящее в "Романсеро" соотносится с тем, что больше действия, - с природой, вселенной, которая участвует в происходящем, но не поглощена им. Что бы ни происходило в романсах - погибель, убийство либо явление бога - в конце взор переносится ввысь Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс: рассветный сумрак, равнина и высочайшее небо над ней.

Суггестивность цикла: Лорка гласил, что эта тоска - единственный персонаж его "Романсеро". Но несовпадение восприятия читателей с намерениями создателя оказалось разительным. Для большинства цыганская экзотика заслонила серьезный, катастрофический контур книжки, и фуррор "Романсеро" был воспринят Лоркой как провал. Лорка произнесет об этом Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс уже тихо и гордо: "Я не жалуюсь на богатство липовых истолкований моей книжки. Думаю, что чистота ее конструкции и благородство тона, стоившие мне многих усилий, сумеют защитить ее от различного рода почитателей".

ГИТАРА

Начинается
плач гитары.
Разбивается
чаша утра.
Начинается
плач гитары.
О, не ожидай от нее
молчанья,
не требуй у нее
молчанья!
Безустанно
гитара Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс рыдает,
как вода по каналам - рыдает,
как ветра над снегами - рыдает,
не моли ее о молчанье!
Так рыдает закат о рассвете,
так рыдает стрела без цели,
так песок раскаленный рыдает

о холодной красоте камелий.
Так прощается с жизнью птица
под опасностью змеиного нажимала.
О гитара,
бедная жертва
5 проворных кинжалов!

Томас Стернс Элиот -родился в Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс 1988 г. и до 1914 жил в США, потом переехал в Лондон, был служащим банка, преподавал, выступал как рецензент. Важное событие жизни Элиота происходит в 1927, когда он принял англокатолицизм (т. е. стал адептом «Высокой церкви») и сразу стал английским подданным. К экспатриации Элиота побудило чувство собственной чужеродности американской культуре, которая, на его Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс взор, в силу исторической юности лишена глубочайших духовных корней. Неприемлемое для Элиота засилье утилитаризма и практицизма, формирующих социальную психологию сограждан, заставляли его откликаться об Америке как о королевстве «вульгарности», являвшейся более видимым проявлением того «варварства», которое он считал сутью собственной эры. Еще будучи южноамериканским студентом, Э Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс. проявлял живой энтузиазм к культуре страны собственных протцов, сокурсники в шуточку даже называли его «англичанином во всем, не считая акцента и гражданства». Ужас перед «варварством» и нарастающее омерзение к современной жизни, отвергшей культуру как живую традицию, почти во всем предназначили весь нрав творчества Элиота.
В 1948 г. Э. присуждается Нобелевская Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс премия по литературе «за выдающийся новаторский вклад в современную поэзию». Член Шведской академии Андерс Эстерлинг в собственной речи выделил, что у стихов Э. «есть особенное свойство – способность врезаться в сознание нашего поколения с остротой алмаза». «Я считаю вручение Нобелевской премии поэту доказательством общечеловеческой ценности поэзии, – произнес Э. в ответной Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс речи. – Ради 1-го этого следует временами награждать поэтов; Нобелевскую премию я рассматриваю не как признание собственных собственных наград, но как знак значимости поэзии».

Эстетические взоры – теоретическая полемика с романтическими взорами на суть художественного творчества. Отвергая представление о поэзии как спонтанном акте, в каком решающая роль принадлежит воображению и лирической Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс исповедальности, Элиот доказывал доктрину «деперсонализации» художественного выражения, которое предполагает строгую упорядоченность, а не всплеск чувств, отказ от «случайного» во имя «всеобщего», угнетение «пристрастности» и изгнание «декламации», в чем бы они ни проявлялись. Романтичной апологии личности Элиот противопоставил идею непрерывающейся культурной традиции, которая не только лишь находится в любом новеньком тексте, но Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс должна употребляться художником сознательно. Новшество может быть только как обогащение традиции, так как каждый новый текст находится в определенных соотношениях со всей совокупой уже сделанных текстов (они и образуют «традицию»). В то же время новый текст до той либо другой степени изменяет внутренние пропорции этого единства. Так происходит литературная Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс эволюция. Элиот решительно отторг пробы принимать поэтическое слово в качестве эквивалента либо заменителя религиозных, этических философских концепций и поочередно защищал идея об автономности, самоценности искусства. Появившаяся в 1930-е гг. англо-американская школа «новой критики» догматизировала эти положения, используя их для чисто формалистической интерпретации явлений искусства вне их соотнесенности с реальным Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс актуальным опытом.

«Назначение поэзии и предназначение критики» (1933) - . Философия гуманизма отвергалась Элиотом, потому что он считал, что мысль свободной и самоутверждающейся особенности утратила под собою почву. Назначение поэта Элиот осознавал совершенно точно: «Его прямой долг лежит в сфере родного языка: во-1-х, сохранять его, во-2-х, развивать и совершенствовать». Сам Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс Элиот, но, никогда не был приверженцем «чистой поэзии», признавая за искусством не только лишь возможность, да и обязанность «оказывать воздействие на нрав восприятия действительности... разрушать бытующие нормы сознания и оценки, заставляя заного созидать мир». Аргументы в доказательство собственных теорий Элиот черпал в исследовании истории поэзии — от Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс Данте и открытых им британских «метафизических поэтов» 18 в. до Бодлера, на котором для него фактически завершалось цветение традиции. Новое осознание истории литературы, в первый раз представавшей как целостный процесс, логика которого понимается как развитие фактически эстетических мыслях, хотя они основываются на меняющемся постижении сути мира и окружающей реальности.

Особенности стиля: В своем Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс художественном творчестве Элиот стремился убрать расхождение меж чувственным и умственным началом, достигая синтеза с целью возвратить весомость поэтическому слову, обесценившемуся из-за романтичной «декламации». Поиски «точного слова» направлялись сознанием исчерпанности не только лишь стилистики и поэтики, имеющих романтическое происхождение, но пустоты слов, а тем и понятий, выражающих Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс доктрину поступательного хода истории, могущества разума, необратимости прогресса. Верованиям, доминировавшим прямо до катастрофы Первой мировой войны, Элиот противопоставил идеи, потом ставшие фундаментом философско-эстетической доктрины модернизма. Время истолковывалось у него, прямо за философией А. Бергсона, как «реальная протяженность», ничего общего не имеющая с поступательностью развития, концепции детерминированности противостояло понятие хаоса действительности Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс. Внедрение в стихах потока сознания.

Поэма «Бесплодная земля» (1922) - свидетельство о масштабах и значительности исторического перелома, который для Элиота знаменовал собой сначала трагическое окончание большой культурной эры, длившейся с Ренессанса и оборванной крахом 1914 года. В 1922 г. Друг и наставник Эзра Паунд именовал «самой длинноватой поэмой, когда-либо написанной на Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс британском языке». Собственной гиперболой (поэма состоит всего из 434 строк) Паунд намекает на поэтическую концентрацию и богатство аллюзий в поэме. «Бесплодная земля», наилучшее, по воззрению многих влиятельных критиков, произведение Э., наложившее отпечаток на следующее развитие поэзии, состоит из 5 частей, которые соединяются воединыжды сквозными темами бесплодия и размывания ценностей Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс. Западная цивилизация вследствие секуляризации представляет собой пригоршню праха, осколки былой цельности. Центральный герой – цивилизация, которая переживает погибель еще при жизни. Мифологические мотивы – Кумская сивилла, пожелавшая для себя нескончаемую жизнь без нескончаемой молодости и получившая этот дар от Аполлона (Эпиграф»: «Что ты хочешь Сивилла? – Желаю умереть»), миф о поругании девы-хранительницы Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс Грааля и лишение насильников мужской силы + наказание засухой, Сотворение мира по Упанишадам. Интертекстуальные аллюзии: не увенчавшиеся фуррором, обреченная любовь Тристана и Изольды, суицид Офелии, смерть от голода Уголино (Данте). Вывод – история глупа, все завершается гибелью, различные культурные традиции смешались, лшюди утратили веру и наступает всеобщее безумие. В первой Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс части поэмы – образ Английского моста (цивилизация мертвых ценностей).

Город-Фантом: В буром тумане зимнего утра По Лондонскому мосту текли бесконечные череды - Никогда не задумывался, что погибель унесла уже стольких... Время от времени срывались вздохи - И каждый глядел для себя под ноги. Так и текли, на бугор и далее по Кинг Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс-Уильям-стрит. Где Сент-Мэри-Вулнот мертвой медью Застыл на девятом ударе. Заключительные строчки:Я посиживал у канала И удил, за спиною - безводная пустошь Наведу ли я в землях моих порядок? Английский мост рушится рушится рушится.Разрушение культурной традиции 19 века и начало культуры века ХХ.

Ирландское Возрождение и Уильям Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс Йейтс

Конец XIX — начало XX в. — принципиальный шаг в развитии публичной и литературной жизни Ирландии, оставивший неизгладимый след в истории цивилизации. То был период бурного роста государственного самосознания, важным выражением которого стало движение, известное под заглавием Ирландское возрождение. Начальной целью его было восстановление государственной культуры, находившейся под опасностью исчезновения в итоге Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс политики ассимиляции ирландской цивилизации, проводившейся в протяжении многих веков английскими властями.

Ирландское возрождение было разнообразным по собственному нраву движением. Оно включало Гэльскую лигу, пропагандировавшую исследование практически исчезнувшего ирландского языка, молодежно-спортивные, музыкальные, театральные, литературные организации. Немаловажную роль продолжала играть потаенная политическая организация «Ирландское революционное братство», членами которой были Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс многие участники Ирландского возрождения.

Речь шла сначала о восстановлении государственного языка, сохранении памятников государственной культуры, собирании фольклора. До начала 19 века практически все население гласило по-ирландски, но эмиграция из-за неурожаев и пропаганда британского лишало людей государственного языка. Исследование и внедрение фольклора придало национальную характерность британскому литературному языку Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс в Ирландии. Это имело тем большее значение, что деятельность Гэльской лиги, невзирая на все усилия, не увенчалась возрождением литературы на ирландском языке. Пьесы ее управляющего Дугласа Хайда, написанные на ирландском языке, опыт оборотного перевода на ирландский произведений, написанных на британском языке, не изменили существа дела. В литературной истории Ирландии предел Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс веков был временем рождения современной ирландской литературы британского языка, которая в лице ее огромнейших представителей — Йейтса и Джойса — в первый раз заполучила глобальное признание.

Начало Ирландского литературного возрождения обычно датируется 1893 г., когда вышли в свет сборник эссе У. Б. Йейтса «Кельтские сумерки», переводы с ирландского Д. Хайда и Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс была базирована Гэльская лига. Свойственное для этих произведений романтическое отношение к национальному нраву, ирландской истории и литературе обусловило 1-ый шаг Ирландского возрождения, продолжавшийся прямо до начала XX в. Фольклоризм составлял одну из важных черт эстетики писателей Возрождения, придавая их творчеству национально-романтическую расцветку. Пожалуй, ни в какой из европейских литератур сих пор Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс народное искусство не игралось таковой определяющей роли, как в Ирландии. Увлечение фольклором преобразовывалось в моду, в собственного рода фольклороманию.

Йейтс Уильям (1865–1939), ирландский поэт, драматург, критик; деятель национально-освободительного движения. Родился в пригороде Дублина, отец – живописец. Семья живет то в Дублине, то в Лондоне. 1-ые стихи – на фольклорный Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс сюжет (обработка кельтских легенд - сборник Странствия Ойсина (1889). В те же годы Йейтс ярко показал себя в деле ирландского государственного возрождения, участвовал в разработке обществ, призванных популяризировать старенькую и новейшую ирландскую литературу.

ПОХИЩЕННЫЙ


Там, средь лесов зеленоватых,

В болотистой глуши,

Где, не считая цапель сонных,

Не встретишь ни души,-

Там у нас Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс на островке

Есть в скрытом тайнике

Две корзины

Красноватой краденой малины.

О дитя, иди скорей

В край озер и камышей

За прелестной феей вослед -

Ибо в мире столько горя, что другой

дороги нет.

Там, где под светом лунным

Беспокоится прибой,

По отмелям и дюнам,

Где сберегал голубой,

Мы кружимся, танцуя

Под музыку ночную

Воздушною массой;

Под луною колдовской

Мы парим Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс в волнах эфира -

В час, когда волнения мира

Отравляют сон человеческой.

О дитя, иди скорей

В край озер и камышей

За прелестной феей вослед -

Ибо в мире столько горя, что другой

дороги нет.

Там, где с верхушки горной,

Звеня, бежит вода

И в заводи озерной

Купается звезда,

Мы дремлющей форели

На ушко, еле-еле,

Нашептываем Ирландское Возрождение и Уильям Йейтс сны,

Шатром сплетаем лозы –

И с ветвей бузины

Отряхиваем слезы.


irina-avidon-olga-gonchukova-stranica-3.html
irina-dubcova-spasaet-rebenka-12-maya-blagotvoritelnij-prazdnik-belij-cvetok-moskva-42.html
irina-trifonova-rasskazala-zhurnalistam-gtrk-tomsk-o-predstoyashej-dekade-blagotvoritelnosti.html